a
b
c
d
Фонд Развития Армянской Культуры, Науки и Образования
30/10/2014

Армянская анимация: свой путь

85_8

Армянская мультипликация имеет долгую историю и богатые традиции. В прошлом году мы отметили ее 75-летний юбилей. Наш первый мультфильм, «Пес и кот», вышел на всесоюзные экраны в 1937 году, а пять лет назад усилиями группы верных и преданных энтузиастов был основан ереванский международный фестиваль анимации «РеАнимания». Современное армянское мультипликационное кино уже 3-й год подряд принимает участие в ежегодной национальной кинопремии «Айак» в номинации «Лучшая анимационная картина». В каком состоянии у нас в стране пребывает анимация, каковы кинопроцессы и основные тенденции, чего ждать от молодых художников и мультипликаторов — об этих и других волнующих нас вопросах мы решили побеседовать с ведущими сегодня отечественными мультипликаторами Давидом СААКЯНЦЕМ и Наирой МУРАДЯН.

- Какое наследие нам осталось от старшего поколения мультипликаторов?

Давид Саакянц: — Школа советской мультипликации имеет для нас фундаментальное значение. Не секрет, что Роберт Саакянц и его группа сыграли в этом огромнейшую роль. Он, преодолев всевозможные трудности, сохранил традиции армянской национальной мультипликации и создал ее новый, совершенно особый язык. Мне трудно судить о наследии, потому что это все-таки дело времени. Время само расставляет все по местам. И если сегодня мы вспоминаем творчество Саакянца, значит оно состоялось. А что касается нашей студии, то основная ее цель — развитие армянской мультипликации. В планах у нас создание школы и для детей, и для взрослых, где бы они могли обучаться анимации. Мы обязаны сохранить то, что было создано до нас, предкставлять все это подобающим образом и создать возможность делать новые фильмы. А насколько нам это удастся, покажет время. Но пока что школа эта существует исключительно на базе нашего нового фильма. К нам приходят молодые, смотрят, как мы работаем, набираются практических знаний.

Наира Мурадян: — Наше богатое наследие мультипликации, несомненно, имеет неоценимое значение. И не только в плане искусства, но еще и в плане воспитания и мировоззрения. Однако новое искусство получается с большим трудом. Хотя оно и есть, средний уровень невысокий. Но что было действительно хорошим и ценным, так это отдельные мастера со своим индивидуальным почерком. Кстати, мы всегда очень сильно отличались от прибалтийской школы. У нас были свое собственное самобытное лицо, яркие индивидуальности. И вот это наследие сегодня имеет большую ценность, особенно для молодых.

- Как вы оцениваете кинопроцессы в нашей стране и, в частности, сегодняшнюю мультипликацию?

Д.С.: — За последние 20 с лишним лет армянская анимация была более самодостаточна, чем художественное кино или документалистика. Она смогла состояться и развиваться. Что же касается кино в целом, то оно хромает. Хотелось бы видеть более интересные работы, своеобразные решения. И в первую очередь это касается драматургии и режиссуры. Безусловно, у нас есть и очень интересная молодежь. Но меня сильно пугает ее гражданская позиция, слишком уж увлекается иллюзией свободы, перерастающей в хаос. Западная культура тоже сегодня переживает глубокий кризис. И надо пытаться сохранить свои корни, свою идентичность, а не идти на поводу у мировых тенденций. Ведь армяне — маленькая нация, мы можем с легкостью раствориться и исчезнуть…

Но самая больная наша точка — это кинообразование. Наша школа тоже требует колоссальных изменений и улучшений. Советская система образования давала нам огромный багаж знаний, культуру, фундамент. Из советских школ выходили всесторонне образованные и развитые люди. Плюс к слабому образованию добавляется кризис идей. Он наблюдается и в авторском кино, где преобладает один больной артхаус. С одной стороны, это жуткий примитивизм, а с другой — изощренный формализм. И излишне говорить о кризисе индустрии или отсутствии денег.

Н.М.: — В этом году я была членом жюри на «Айаке». В прошлом году были сильные картины, а в этом — послабее. В этом году сильнее оказалось игровое кино. Все, кто участвовал в конкурсе, имеют большой потенциал. Они могут делать хорошее кино. Положительным сегодня является то, что очень много студий. Это и хорошо, и плохо. Раньше мы работали вместе, в одном помещении. Каждый знал, что творится в соседней комнате. Мы вместе смотрели, обсуждали, спорили, в этих спорах рождалась истина. А сегодня все обособленны и разобщены. Конечно, есть прекрасные молодые ребята. Порой даже и не знаешь их. Случайно натыкаешься на фильм, который сделал студент, и удивляешься: а ведь неплохо сделано!.. Положительно отношусь к деятельности кинофестиваля «РеАнимания». Фильмы, которые мы имели возможность посмотреть, составляют лицо современной мировой анимации. Фестиваль этот — уникальная площадка для обмена информацией и опытом, общения и практической работы. Это огромное поле, и прежде всего для молодых. Однако считаю, что одна из главных наших бед состоит в том, что молодые сегодня мало читают и смотрят. А что касается образования, то сегодня есть интернет и можно на практике, в режиме онлайн, обучаться ремеслу и набивать руку, непосредственно создавая анимацию. Ведь на одной теории далеко не уедешь.

- На ваш взгляд, каковы проблемы в сфере кино?

Д.С.: — Думается, нужно относиться ко всему очень трезво, спокойно, без нарциссизма. Ведь только таким образом можно развиваться и идти вперед. Это наша главная проблема. На Западе от нас ждут только успешной коммерческой продукции. Потому считаю, что наша основная задача — снимать именно армянское кино, национальное, для наших детей и подростков и посредством этого сохранять нашу идентичность и культуру. В век всеобщей глобализации это чрезвычайно важно. Ведь это редкий случай, когда государство финансирует мультипликацию. И грех не воспользоваться этим. Я более чем уверен, что нашему зрителю нужна национальная продукция. Любовь зрителей — главная награда для нас. А зритель формируется исключительно из того, что ему показывают.

Н.М.: — Проблемы искусства одни и те же во всем мире. Для кино всегда и везде денег нет, для авторского — тем более. А так называемый кризис идей зависит от самого автора. Я не считаю, что общество виновато в том, что автор не находит то, о чем он мог бы говорить. На мой взгляд, автор должен быть свободен от всего и творить исключительно для себя. Только тогда фильм получится настоящим и ценным. Считаю, что нужно посылать студентов учиться за рубеж — в Россию, Москву. Там есть необходимая техническая база, различные студии, специализированные в разных профилях. Они есть и во ВГИКе, и на «Союзмультфильме». Семинары, мастер-классы и воркшопы, обмен опытом необходимы. Думаю, что надо приглашать преподавателей сюда и, конечно же, образовать необходимую техническую базу. Без нее невозможно делать кино. Это ведь прежде всего индустрия, особенно в наш цифровой век. В каждой аудитории должны быть хотя бы 4 станка с камерами. Преподавателям очень мешает отсутствие техники. С первого курса студенты должны работать на практике. Но самое главное — это самообразование. Если человек сам над собой не работает, то никто не будет тратить на него свое драгоценное время. Самое главное — это желание учиться и преодолевать трудности.

- Над чем вы сейчас работаете и какие планы на будущее?

Д.С.: — Мы сейчас работаем над полнометражным музыкальным фильмом-сказкой «Анаит» по мотивам сказки Казароса Агаяна, песни к которой написал Армен Мартиросян. Хотя мы ее немного видоизменили и трансформировали. Это касается и формы, и содержания. Уже записались самые яркие наши актеры, что придало героям ленты особый характер. Режиссеры-постановщики — я и моя мама Людмила Саакянц. Художником фильма стал Эрнест Мурадян. А диалоги написал Ваграм Саакян. После ереванской премьеры планируется перевести фильм на русский и английский языки и демонстрировать в разных уголках мира. Уже есть даже некоторые договоренности о российском прокате картины. А что касается школы, о которой я выше упомянул, то скажу, что уже решены все вопросы со зданием. Государство выделяет нам территорию. Обещали помочь и с технической базой. В нашей студии мы намереваемся сохранить все виды мультипликации. И решающим критерием и фактором при поступлении будет умение рисовать для тех, кто собирается заниматься традиционной мультипликацией. А для тех, кто займется компьютерной анимацией, необходимо будет сдать экзамен.

Н.М.: — После цикла передач «Полет пера» на телеканале «Шогакат», где при помощи анимации, то есть пластических образов, мы оживляли армянскую поэзию, я сняла фильм «Балет». В прошлом году он взял приз за «Лучшую анимационную картину» на «Айаке». А потом снова начала работать над своим давним проектом о муми-троллях. Это центральные персонажи серии книг, написанных финской писательницей Туве Янссон. Книги эти были первоначально изданы на шведском языке, а затем уже переведены на десятки других языков мира. Это будет рождественская история, эдакая зимняя сказка. Кстати, я очень люблю рисовать зиму. Это особое волшебное время чудес, когда исполняются мечты, когда все возможно, везде царят человеческая доброта, теплота и сказка.

Yerkramas.org

Предстоящие мероприятия

На данный момент нет предстоящих событий.

Проекты