a
b
c
d
Фонд Развития Армянской Культуры, Науки и Образования
31/07/2015

«…А НА СЕДЬМОЙ ДЕНЬ» — фильм, понятный каждому

Untitled

На первый взгляд фильм Армана Чилингаряна сделан совсем простыми средствами, без видимых кинематографических ухищрений. Единство места, практически два человека, одного из которых — ребенка — мы в основном слышим, но почти не видим. Тем не менее происходящее на экране от начала до самого конца держит в постоянном напряжении. Разумеется, дело тут в ситуации: ведь перед нами эпизод землетрясения в Спитаке в конце 80-х годов минувшего столетия — одной из цепи разнообразных политических, социальных и природных катастроф, обрушивавшихся на армянский народ в течение прошлого столетия.

Но само название фильма — «…А НА СЕДЬМОЙ ДЕНЬ»,отсылающее к текстам Священного писания, заставляет внимательного зрителя вспомнить о грозной простоте библейского слога (напомню, что Армения первой в мире приняла христианство на государственном уровне). И старик, герой картины, прекрасно, с замечательным чувством достоинства сыгранный известным актером Ашотом Адамяном, тут, несомненно, родня библейскому Иову. Недаром кульминацией фильма становится его вопрошание, обращенное к Богу.

На самом деле, «…А на седьмой день» — кино, выверенное до мелочей. Это тот вариант, когда каждый использованный прием работает на общий смысл и потому сам по себе незаметен. Например, фильм до титров начинается с насыщенного цветом идиллического пейзажа селения, и логично ожидать контрастного перехода к апокалиптическому черно-белому изображению: традиционная передача образа смерти через отсутствие цвета. Но избранная автором эстетика отвергает резкие акценты. У него мир не теряет цвета, но приобретает пепельный оттенок: цвет — жизнь на грани исчезновения.

По этой же образной логике представлен в фильме ребенок, внук Старика, которого тот пытается на протяжении фильма освободить из-под завалов. Если бы этот персонаж вообще не появлялся в кадре, то превратился бы в метафору потустороннего мира. Но мы видим верхнюю часть лица мальчика — его глаза. И присутствие его в фильме обретает реальность.

Вообще глаза в фильме — поистине «зеркало души», один из главных его лейтмотивов . Поэтому автор щедро наделяет ими всех своих персонажей — в том числе и животных, особенно несчастного коня. Так готовится потрясающий финал фильма, когда почти обезумевший от горя старик с медалью «За взятие Берлина» на парадном пиджаке вдруг слышит наконец человеческую речь, но речь эта — немецкая. Которую он привык воспринимать как язык врага. И инстинктивно подняв руки, он сталкивается со взглядом немца-спасателя. Описать словами этот удивительный взгляд трудно — столько в нем подлинного, а не сыгранного сострадания.

Подробнее: Golosarmenii.am

Предстоящие мероприятия

На данный момент нет предстоящих событий.

Проекты