a
b
c
d
Фонд Развития Армянской Культуры, Науки и Образования
30/10/2014

АРМЯНСКИЕ СЛЕДЫ ТИФЛИСА — ЛИЦА, ХАРАКТЕРЫ, СУДЬБЫ

1405086396_36428_large_0

Как бы ни сложилась судьба армянского Тифлиса, есть дом, который всегда будет напоминать о прошедших годах славы, богатства и расцвета. Это гигантское, раскинувшееся на квартал здание принадлежало купцу первой гильдии Александру Мелик-Азарянцу. Своей уникальностью оно на десятилетия предвосхитило появление современных домов-комплексов с автономными инфраструктурами.

ЕЩЕ В НАЧАЛЕ XX ВЕКА В НЕМ БЫЛИ СОБСТВЕННЫЕ СИСТЕМЫ ОТОПЛЕНИЯ, электро- и водоснабжения, детский сад и даже телефонная сеть. А выражаясь модным нынче языком, «крутым и навороченным» его делали свой кинотеатр, фотосалон, художественная галерея и роскошный сад с фонтаном и экзотическими растениями. Сегодня, увы, мы не увидим всего этого. А о частной жизни купца Мелик-Азарьянца напоминают лишь каменные траурные венки – в память о его 25-летней дочери, умершей сразу по окончании строительства. Сам же он, славившийся своей благотворительностью, скончался в нищете, которой его удостоила советская власть, и был похоронен на деньги друзей. Но остался жить в памяти своего города, потому что этот дом и сейчас называют не иначе как его именем.

Редкой красоты трехэтажный особняк на улице Чонкадзе принадлежал семье братьев Бозарджянц. В 1915 году дом этот получил специальную архитектурную премию конкурса, организованного городской мэрией, за лучший фасад. При закладке дома богатейшие люди города кидали из фаэтонов в бетон фундамента драгоценности – на счастье. Увы, счастья это владельцу здания не принесло. Два брата-миллионера успели бежать, а третьему брату с его домочадцами новая власть милостиво разрешила остаться в одной из комнат. Там они и жили десятилетиями, в течение которых за стенами их дома заядлые тбилисские курильщики курили «Приму» только табачной фабрики N2. Какая связь между советской «Примой» и бывшим миллионером? Дело в том, что вторая фабрика когда-то принадлежала Бозарджянцу и умудрилась сохранить установленное им оборудование и традиции высокого качества продукции.

А знаменитый дом Бозарджянца стал сниматься в кино и вполне может быть удостоен приза «за лучшую роль второго плана». Ведь именно мимо него шел на переговоры в Швейцарии пастор Шпаг в «Семнадцати мгновениях весны», и именно в его апартаментах совершал один из своих подвигов Дата Тутахшия в «Берегах».

А ТЕПЕРЬ ОТПРАВИМСЯ В МАГАЗИНЫ ТБИЛИСИ НАЧАЛА XX ВЕКА. И убедимся, что для товара по-настоящему хорошего, выпущенного уважающей себя и покупателей фирмой, столетие разрушительных катаклизмов не проблема. Какие фортепиано и рояли особо ценятся сейчас у лучших музыкантов планеты? Конечно же, «Блютнер», «Шредер», «Бехштейн». И именно их предлагает нам в 1911 году «комиссионер Тифл. Отделения Императорского Русского общества Иван А. Сузанджян». Встретим мы в его магазине еще одну знакомую XXI веку фирму, славившуюся тогда струнными инструментами и прославленную сегодня, но уже… мобильниками. Это «Эриксон». А какой коньяк сегодня считается лучшим в Грузии? Естественно, «Сараджишвили». Но ведь на всех рекламных тумбах значится: «Кавказск. коньяк. Д.З.Сараджев. Тифл. Высш. Нагр. Б.Золот. Медаль Одесса 1910″. Или обратимся к главному тифлисскому торговцу одеждой – «Акц. О-во Г.Г.Адельханова, продающее произведения исключительно собственных фабрик».

АРМЯНСКИЕ СЛЕДЫ ТИФЛИСА - ЛИЦА, ХАРАКТЕРЫ, СУДЬБЫ

Блестящие господа

На Головинском, как всегда, многолюдно. Но мне не хватает огромного количества тбилисцев, в разное время в разном возрасте и по разным причинам уехавших из родного города и получивших известность вдали от него.

ГРАФ МИХАИЛ ЛОРИС-МЕЛИКОВ БЫЛ ПРОЗВАН «БАРХАТНЫМ ДИКТАТОРОМ» с легкой руки писателя Всеволода Гаршина. Именно ему он отказал в просьбе помиловать террориста, покушавшегося на Александра II. Кто его осудит за это в наши дни? Друг молодого поэта Николая Некрасова, Лорис-Меликов, начал карьеру военным начальником нескольких областей Кавказа. И прославился не только боевыми подвигами, но и тем, что вел войну на деньги, занятые под честное слово у населения, сэкономив казне несколько десятков миллионов рублей. Позже он получил для борьбы с чумой огромные суммы и чрезвычайные полномочия генерал-губернатора Астраханской, Саратовской, Самарской губерний. Но эпидемия быстро угасла, и граф вернул все деньги до копейки.

Этому известному своей кристальной честностью человеку и доверил Александр II борьбу с террором. Лорис-Меликов возглавил Верховную распорядительную комиссию и получил чрезвычайные полномочия для объединения полицейских и жандармских сил. Затем – пост главы МВД, почетное членство в Петербургской академии наук, высший российский орден Андрея Первозванного. За три дня до обсуждения реформаторского доклада графа в Совете министров Александр II был убит, и Михаил Тариелович подал в отставку. Умер он в Ницце, но похоронен в родном Тифлисе.

Приехал на нашу прогулку и любимейший мамлюк Наполеона I – Рустам. Сын армянского тифлисского купца, оказавшийся мальчишкой в египетском рабстве и подаренный затем Бонапарту, не только придавал экзотический колорит императорскому двору. Он 14 лет был телохранителем Наполеона, спал перед его дверью на походной кровати, прислуживал при трапезах и туалетах. А какую роскошную свадьбу справил он с дочерью старшего камергера императрицы Жозефины!..

Именно от такой роскоши и ушел другой наш попутчик, патриарх Иосиф (в миру князь Аргутинский-Добролюбов). Сын архиепископа российских армян он был в числе тех, кто помогал России установить в XVIII веке нормальные отношения с кавказскими народами. А добравшись до Приднестровья, основал город Григориополь, в котором тогда поселились спасшиеся от турок христиане из Молдавии, Валахии и Бессарабии. За все это Павел I «признал род Иосифа в княжеском достоинстве Российской империи и утвердил его в сане патриарха всего армянского народа».

АРМЯНСКИЕ СЛЕДЫ ТИФЛИСА

ИЗВЕСТНЫЙ ТИФЛИССКИЙ БАНКИР ЗАХАРИЙ МАМУЛЯН МЕЧТАЛ, ЧТО ЕГОлюбимый сын Рубен станет инженером. Не вышло – парень грезил театром. И, уехав сначала в Лондон, а потом в Америку, стал режиссером. Да таким, что работу с ним почитали за честь люди, превратившиеся в символы XX века – композитор Джорж Гершвин, художник Мстислав Добужинский, актеры Марлен Дитрих, Грета Гарбо, Фред Астер, Фредерик Марч, изобретатель фотокамеры «Кодак» Джордж Истмен.

Никто в мире до Мамуляна не снимал одновременно тремя камерами, не использовал закадровый комментарий, не совмещал на пленке записанные порознь голоса, не ставил камеру на колеса, не производил съемки вне студии. А в прославившей его первой звуковой киноверсии знаменитого романа Роберта Стивенсона «Доктор Джекил и мистер Хайд» он совершил и вовсе невероятное: прокрутил в обратную сторону фантастическую музыку, ритм которой задал, записав учащенное биение собственного сердца.

Несколько лет назад Тбилиси увековечил в памятнике своего очень и очень нестандартного сына: в старом квартале воспарил Сергей Параджанов. А вот и другой его земляк – Лев Кулиджанов, автор пронзительных фильмов «Дом, в котором я живу», «Когда деревья были большими», «Преступление и наказание». В 1950-х годах киношники превращают вход бывшего Храма воинской славы, а ныне «Голубой галереи» в подъезд особняка, к которому подъезжает лихой революционер Камо. Он же актер Георгий Тонунц. Этот обаятельный уроженец Тбилиси сумел придать таинственный романтизм свирепому уроженцу Гори в некогда очень популярных боевиках «Лично известен» и «Особое поручение». А 15-20 годами позже на этой же тематике гражданской войны расцвел в Москве другой тбилисец – режиссер Самвел Гаспаров, создавший целый цикл добротных боевиков про благородных и отважных чекистов. Конечно, нам не дано подглядеть, как творили композиторы Арам Хачатурян, Микаел Таривердиев, Александр Долуханян, мы можем только слушать и восхищаться. А еще мы можем перенестись на полвека назад, чтобы увидеть, как музыкой того же Хачатуряна дирижирует тбилисец, главный дирижер Большого театра Александр Мелик-Пашаев.

Ты любишь поэзию? Пожалуйста, вот томик Саят-Новы, погибшего при защите родного города. Вот Габриэль Сундукьянц, чья «Хатабала» заставляла корчиться от смеха Тифлис XIX века, а экранизированный еще немым кинематографом «Пепо» стал хитом для наших дедов. Сколько лиц, сколько характеров, сколько судеб… А если был бы поставлен один общий памятник творческому характеру, порожденному нашим городом, авторами его могли бы стать Ерванд Кочар, создавший новый вид пластического изображения в искусстве – живописи в пространстве, Левон Лазарян, достаточно посмотреть на увековеченного им Джакомо Кваренги, Георгий Франгулян, поставивший в Москве памятники Булату Окуджава и Святославу Рихтеру, в Антверпене – Петру I, в Брюсселе – Пушкину.
АРМЯНСКИЕ СЛЕДЫ ТИФЛИСА - ЛИЦА, ХАРАКТЕРЫ, СУДЬБЫ

Владимир ГОЛОВИН

Владимир ГОЛОВИН – коренной тбилисец, журналист, автор поэтических сборников и рассказов, летописец родного города, создавший цикл «Прогулок по Головинскому проспекту» (ныне Шота Руставели), который давным-давно был его «однофамильцем» и всегда оставался главной улицей столицы. Сейчас он работает над очередным циклом — «Завлекают в Сололаки стертые пороги…», с которыми можно познакомиться на страницах журнала «Русский клуб». Армянские следы Тифлиса – отрывки из его книги, посвященной прогулкам по Головинскому проспекту.

Novostnik.ru

Предстоящие мероприятия

На данный момент нет предстоящих событий.

Проекты