a
b
c
d
Фонд Развития Армянской Культуры, Науки и Образования
16/05/2015

Армянки, «понаехавшие» в русскую литературу

Culture.AM Armyanki

Все началось с моей первой учительницы физики, которую звали Миссменд Львовна. Фамилию за давностью лет не помню. Но хорошо помню, что платья ее, как и юбочки, кофточки, свитерочки вечно были чем-то закапаны, заляпаны, измазаны. И еще чулочки винтообразно закручены вокруг ножек. Физику она либо не знала, либо не умела донести до наших младых ушей. Зато имя имела феерическое, я такого больше нигде и никогда не встречала: Миссменд.
Однажды она, как всегда в конце урока, спросила, у кого есть вопросы. И кто-то спросил, почему у нее такое имя. «Книжки надо читать, — высокомерно ответствовала учительница, — Мариэтту Шагинян». Смутно помню, что отец у Миссменд Львовны был, кажется лектором, преподавал историю, и потому не мог не читать исторических трудов Мариэтты Сергеевны, а заодно, возможно, и ее приключенческую прозу, в том числе и повесть «Месс-менд, или Янки в Петрограде». Как бы то ни было, именно благодаря редкому имени Миссменд Львовны я набрела на прозу Мариэтты Шагинян в достаточно юном возрасте и потом долгие годы с большим увлечением читала и ее стихи, и очерки, и исторические изыскания вкупе с философскими.
Шагинян — первая на моей памяти армянка, занимавшая вполне достойное место в советской русской литературе, более того — и по сей день считающаяся классиком этой самой литературы. Что ни у кого никаких вопросов не вызывало. Армянке, родившейся в Москве, сам Бог велел писать на великом и могучем.
Тот же Бог распорядился так, что в республиках бывшего СССР наряду с национальными школами повсеместно открывались школы с русским языком обучения, куда родители определяли детей коренной национальности. Не секрет, что выпускникам русских школ легче было поступить в престижные московские, ленинградские и прибалтийские вузы (хотя, замечу в скобках, русский язык настолько хорошо преподавали в национальных школах Армении, что выпускники армянских школ также вполне успешно обучались в тех же самых вузах), и в результате по окончании оных возвращались на родину высококвалифицированными специалистами и занимали вполне приличные должности.
Эта пространная прелюдия, не имеющая никакого отношения к сегодняшней русскоязычной литературе, которую буквально заполонили армянские писательницы, попросту объясняет ситуацию, почему вдруг армянки, родившиеся в Армении, стали писать книжки на русском языке. Правда, есть и исключения. Скажем, Каринэ Арутюнова, для которой русский — первый родной язык, поскольку, хоть и родилась в Киеве в еврейско-армянской семье, но росла в интернациональной русскоязычной среде, и дома, насколько могу судить по ее прозе, языком семейного общения являлся русский.
Итак, армянки, окончившие русские школы у себя на родине, на русском же и писали свои повести и рассказы, печатая их в русскоязычном журнале «Литературная Армения», да изредка выпуская книги в республиканском издательстве «Советакан грох», печатающем художественную литературу. Из известных мне имен назову Эльду Грин и Элеонору Мандалян. Не знаю, печатались ли они в Москве или Ленинграде, но в Армении их печатали точно. Рукопись более молодой их коллеги Гоар Маркосян несколько лет мариновали в том же издательстве, поскольку она не состояла в Союзе писателей Армении, и издали лишь спустя энное количество лет. Только уже не в Армении, а в Эстонии, куда она благополучно перебралась на самом закате советской власти и где печатается уже под фамилией Маркосян-Каспер.

Подробнее: Twunion.com

Предстоящие мероприятия

На данный момент нет предстоящих событий.

Проекты